Выборы в сентябре — что нового и интересного

Август 17, 2016

В сентябре нас ожидают выборы в Госдуму. И всех неравнодушных к политике граждан волнует вопрос: как и с каким результатом они пройдут? Даже те политические силы, которые понимают нереальность своей победы на выборах, по ним сверяют часы.

Нынешние выборы примечательны рядом новаций на политическом ландшафте:   половина депутатов будет избираться не по партийным спискам, а как самовыдвиженцы (по одномандатным округам). Кроме того со времени предыдущих выборов политический ландшафт под влиянием внешних факторов существенно изменился. Так же изменилась и финансово-политическая подоплека выборов — теперь крупнейшие финансово-промышленные группы  не идут в Государственную Думу (то есть вопрос о преодолении 3% барьера для политических партий становится ключевым).

Одномандатные округа

Несистемные партии (либеральные)

Принятое решение о введении одномандатных округов давало шанс несистемной оппозиции получить представительство в Госдуме. Уже сейчас можно сделать определённые выводы, насколько они им воспользовались (с момента негласного старта предвыборной кампании прошло уже полгода, за оставшиеся полтора месяца поменять что-либо кардинально без внешних факторов невозможно).  Для победы им необходимо было для начала распределить между собой округа, создать единый штаб по проведению выборов, объединить политактив под проект выборов, отработать совместные действия в избиркомах. Но с самого первого пункта у них не заладилось. Еще в марте казалось, что вот-вот появится объединение всех партий, но после скандала с интимным видео Касьянова, все развалилось.

Образцом несогласованности действий несистемных партий стала Москва. Например, в одном из самых неоднозначных по возможному результату,  Центральном округе, все оппозиционные либеральные непарламентские партии дружно еще в конце 2015 г. выдвинули по кандидату: Яблоко, «Открытая Россия» Ходорковского, «Парнас» Касьянова и Алексея Навального начали каждый с своим претендентом. Точкой преткновения стал вопрос, чей кандидат будет единым. Дополнительной пикантности ситуации придал факт наличия у Яблока и Парнаса по закону ресурса в виде права обойтись без сбора подписей на выдвижение кандидатов. В сухом остатке, в итоге все сначала переругались, и лишь к лету смогли определиться с относительно единым кандидатом — представителем  Парнаса. При всем при этом дальнейшие необходимые шаги так и не были реализованы (в лучшем случае кандидату «Парнаса» не будут мешать). Если говорить в целом про Москву, в абсолютном большинстве округов развести кандидатов им все равно не получилось (например партия Яблоко выдвинула своих кандидатов во всех округах г.Москвы, кроме Центрального, Партия Парнас — во всех кроме Тушинского района и района Медведково).

В силу высокой конкуренции между друг другом для кандидатов этой части политического спектра характерен популизм в стиле раннего ЛДПР. Попытка хоть как-то «зацепить» избирателя приводит к выдвижению громких, но не всегда содержательных лозунгов.

В целом, по Москве (в т.ч. и в нашем ЮЗАО) ставка ими была сделана на муниципалов (в тех округах, где им удалось найти подходящие фигуры).

Системные партии

Для системных партий вопрос одномандатников не так критичен, как результат голосования в целом за партию. Именно он определяет источники существования партии, места в политической системе страны, и много чего другого.  Для них одномандатники — поле свободной охоты конкретных сильных фигур внутри партии. Отчасти это относится и к Яблоку (она единственная из непарламентских партий претендует на отличные от 0 проценты по спискам).

Системные партии (в отличие от непарламентской оппозиции) достаточно быстро смогли договориться не мешать друг другу в тех одномандатных округах, где результат априори известен (особенно ярко это проявилось на Урале, есть подобные округа и по Москве). Все это лишний раз подчеркивает, что не просто так эти партии стали «системными» —  они научились  цивилизованно работать на выборном поле.

Политический ландшафт

Бурные события последних двух лет (Крым, Украина, санкции и контрсанкции, кризис) сильно поменяли рейтинг и место партий на политической сцене.  Во-первых, участники: все стало гораздо мозаичнее, чем раньше. «Грандов» фактически осталось трое: ЕР, КПРФ и ЛДПР. СР практически переместилась во вторую лигу, к Яблоку. В «лиге догоняющих» появилось много новых лиц.  Модели поведения крупнейших оппозиционных партий трансформировались:

Яблоко: Мы альтернатива. Неважно какая, неважно реальная ли, но существующая. И поэтому за надо голосовать, хотя бы, чтобы были.  И во внешней политике и во внутренней –кредо: всегда против течения, вне зависимости от конкретных смыслов.

ЛДПР: это позиция власти завтра. Считают, что идут на шаг впереди, а если идеи не воплощаются в жизнь — это происки врагов. Поэтому надо голосовать за перспективу.

КПРФ: за то, что бы всем было хорошо. За чей счет – решится, когда у КПРФ власть будет. А если хорошо не будет, значит,  это вина предшественников.

СР: социалисты, ратуют за справедливость. Даже если все уже забыли, что такое социализм.

В итоге,  можно сказать, что на либеральном фланге пока «гора родила мышь»: Болотная площадь вряд ли возьмет что-либо даже в Москве, а если и возьмет, то популистами и на популистских лозунгах, — то есть фактически получит попутчиков, которые всегда перебегут туда, куда выгоднее.

Системные партии  смогли избежать явной войны друг с другом, и это может позволить им получить максимум дивидендов от появления одномандатных округов. При этом позиции Справедливой России по одномандатному округу выглядят наиболее слабо на фоне остальных системных партий. Но у них есть еще полтора месяца, чтобы успеть запрыгнуть на подножку уходящего поезда новой Госдумы. Посмотрим, удастся ли им это.

баннер.гд.выборы